Заказать счет на подписку у менеджера
24-я Международная выставка технических средств охраны и оборудования для обеспечения безопасности и противопожарной защиты
Поделитесь с друзьями:

"Профилактика рейдерства в небольшой компании"

С полными текстами всех статей вы можете ознакомиться на страницах журнала

РАШИД НУГАЕВ,
разработчик и преподаватель курсов по экономической безопасности Учебного центра «Информзащита»


Профессия: рейдер
Когда речь заходит о рейдерстве, кому-то на память приходит благородный пират Френсис Дрейк, кому-то – американский фильм о захватчиках большого бизнеса, а кому-то – потеря своего имущества – стремительная, жесткая и бескомпромиссная.

Рейдер в сегодняшней России – это профессия. Уважаемая профессия вроде бандита середины 1990-х гг., который имел все, но и отвечал всем. Сейчас многие молодые люди хотят «пойти в рейдеры». Власть, деньги, материализация собственных амбиций, возможность реализовать креативность при планировании захватов и почувствовать себя «творителем». Это реальный адреналин, приносящий к тому же сотни процентов прибыли, реальная возможность безнаказанно обманывать, мошенничать, запугивать и грабить. Плюс безнаказанность. Куда там компьютерным симуляторам...

Хорошо для рейдера и то, что жертва очень редко имеет возможность сопротивляться. Атака внезапна, как 22 июня. Рушатся связь и управление, жертва деморализуется до судорог и полной невозможности к сопротивлению. Рейдер атакует классически – в пятницу вечером или в воскресенье утром.

Хорошо идти по деревне со «шмайссером» в руках и с закатанными рукавами, снисходительно наблюдая за растерянными крестьянами: «Курки, млеко, яйки!»

Этот пример – не перегиб. Рейдерство – это ведение боевых действий против мирного населения, мирного бизнеса. Вы можете сказать, что наш бизнесмен – далеко не мирный: нечестный, он налоги не платит и еще ворует. Так и крестьянин самогон гнал, когда запрещали. И воровал. Это повод, чтобы его не защищать?

Отсутствие инвестиций в экономику России – это в значительной степени незащищенность инвестиций. Иностранный инвестор, просчитывающий риски, вдруг с удивлением узнает, что у него на законных основаниях можно отобрать весь бизнес.

Практическое отсутствие внутренних инициатив со стороны мелкого и среднего бизнеса объясняется той же причиной: создание любого успешного бизнеса в России опасно немедленным отчуждением в интересах определенных, но не установленных лиц.

Страдают в значительной степени и государственные интересы: ВВП, по оценкам экспертов, теряет от деятельности рейдеров до 2 %. Сумму ущерба оцените сами – Интернет под рукой.

Основным в определении рейдерства является понятие «захват чужой собственности». В уголовном праве России понятие «захват» используется в ст. 206 УК РФ «Захват заложника», ст. 185.5 «Фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества» (используется термин «захват управления в юридическом лице»), ст. 211 УК РФ «Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава», ст. 278 УК РФ «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти». Из диспозиций статей ясно, что это понятие неприменимо к преступлениям в сфере экономики.

Таким образом, понятия «рейдерство» и «криминальный захват предприятий» не являются юридическими определениями, так же как и понятие «организованная преступность», которого в УК РФ тоже нет. Отсутствие этих определений создает основу правового произвола при оценке доказательств органами правопорядка и последующего судебного беспредела.

Судебное решение для жертвы рейдера страшно. Страшно вступлением в законную силу, после чего весь аппарат государственной власти можно считать инструментом рейдера по его реализации. Страшно и другое: коррупционность судебного решения в российском праве доказать нельзя. По крайней мере простым смертным. Судья принимает решения, «руководствуясь законом и совестью», причем закон дает ему возможность произвольно не принимать во внимание любые доказательства. Поймите: если первый суд признал какие-либо доказательства достоверными, то вышестоящий суд не только не может, но и не вправе подвергать их сомнению. Все доводы, влекущие изменение или отмену приговора, носят формальный, а не сущностный характер.

Рейдер есть везде. Первая характерная особенность – сейчас рейдер очень активно действует в регионах. Объяснений этому много. Разумеется, количество рейдеров счетно и конечно. Но конкуренция между ними тоже есть. Сейчас сформировались несколько профессионально сработавшихся команд, которые обслуживают центральные регионы. Это их «огород», из которого конкуренты выжимаются. Выжимки идут в регионы. В регионах конкуренция пока явно не выражена, идет неторопливая «приработка». Поле для деятельности необъятно, и время для создания «микрохолдингов» районного значения самое подходящее. И самое время для перевода конкурентной экономической борьбы на новый уровень. Естественно, в интересах определенного круга лиц.

Вторая характерная особенность российского рейдера – криминальный характер деятельности. Это выгодно: способы и методы хорошо известны, понятны рейдеру и близки ему по духу. Деятельность рейдера в регионе зачастую тесно связана с местным криминалом, особенно если реализуется «черная» схема захвата. Метод называется одним словом – «терроризм». Терроризм физический, психологический и коммерческий. Объяснять, думаю, не надо. Какой страшнее? Все страшные. Все мы герои, если бой виден издалека. Все эксперты, если захватывают соседа. Все психологи, когда анализ делается лениво, под бокал хорошего коньяка. А когда приходят к нам…

Третья особенность связана с тем, что сейчас объект атаки в основном заказывается. Типичный рейдер в регионе – чиновник, озабоченный «свечным заводиком» на старость. Ведь сытая чиновничья жизнь может легко закончиться – там волчьи законы. А если есть собственный микрохолдинг, то законно его отнять трудно, особенно у человека, который прекрасно знает, как это делается.

Владеть и обладать хочется очень сильно, но для этого нужен полностью «отмороженный», но управляемый коллектив. Коллектив, готовый нарушить любой закон. Для чиновника это барьер, чиновник в сомнениях. И тут на вечерний прием к чиновнику записывается рейдер. С примерами и предложениями.

Представьте: есть лицо, владеющее парой сотен гектаров пахотной земли с инфраструктурой бывшего колхоза, есть еще лицо, владеющее птицефабрикой, и есть несколько лиц, владеющих магазинами в районном центре. Они друг друга плохо знают и не знают, что вместе образуют нечто, значительно превышающее по стоимости их арифметическую сумму. Это холдинг – товар от производства до реализации. «Хочу это все». Но зачем покупать? Проще отнять. Практически бесплатно. Административный и силовой ресурсы – в руках, да и союзники находятся мгновенно.

Аппетиты растут. Хочется еще транспортную компанию (неболь шую), чтобы свое было… А ей надо где-то располагаться. Значит, захватываем автотранспортное предприятие какого-то завода.

И объединение лиц в организованную преступную группу абсолютно безопасно – закона рейдер не нарушает. Это же и самооправдание для них.

Заметьте, речь идет не о крупных предприятиях, они давно захвачены, перезахвачены и опять с энтузиазмом перезахватываются молодой порослью, «опоздавшей к лету» приватизации. В регионах подобных предприятий предостаточно.

Речь о небольших предприятиях. Так что если у вас есть небольшой магазин в собственности, небольшой заводик по производству сплит-систем, небольшое фермерское хозяйство, небольшая площадь под коттеджную (или точечную) застройку, небольшая транспортная компания, небольшая гостиница (список можно продолжить), то одновременно есть проблема защиты собственности.

Защита частной собственности в  России законодателем не обеспечена. В Конституции России о частной собственности говорится совсем немного: «Право частной собственности охраняется законом» (ст. 35 ч. 1). Вроде как обозначена ссылка на то, что есть какой-то закон на эту тему. Однако федерального закона о частной собственности в настоящее время не существует. Понятие «неприкосновенность частной собственности» тоже отсутствует. Ни один собственник не может считать, что его собственность неприкосновенна. Еще как прикосновенна, если она «вкус-
на». Вы можете оставить с трудом построенный бизнес на попечение наемного топа и уехать немножко отдохнуть на Канары. Когда вернетесь, бизнес вам уже не принадлежит. По закону. Пожаловаться? Закон не запрещает.

Рейдер активно осваивает рынок не только первичного, но и вторичного жилья. Вы можете уехать на неделю в командировку, надежно заперев квартиру. Когда вернетесь, квартира уже не ваша. За неделю она по фальшивым документам продана, дважды перепродана добросовестному приобретателю – и все это надлежаще оформлено. Дверь вынесена судебными приставами-исполнителями, поскольку есть даже судебное решение в основе. Это примеры из категории прецедентов. Но они есть.

Если давать определение понятию «небольшое предприятие», то возможны два толкования:

• самостоятельная небольшая компания (ООО, ИП);

• небольшая компания, являющаяся «осколком» от дробления крупного предприятия (в качестве меры защиты от рейдеров).

Второй тип рассматривать не будем – руководство предприятия, принявшее подобные меры для защиты активов, отчетливо представляет угрозу.

Рассмотрим первый тип – самостоятельная небольшая компания.

Как правило, атака на подобные предприятия организуется именно с целью лишения этого предприятия самостоятельности и включения его в технологическую цепочку «микрохолдинга».

Возможна и другая цель – ликвидация, т. е. устранение конкурента. В этом случае самостоятельности предприятие лишается для легального «самоубийства».

Прежде чем определить меры и способы защиты, надо выявить актуальные угрозы. Актуальная угроза всегда существует реально и объективно.

Угрозы можно классифицировать по причине их возникновения. Причин всего две:

• от управления;

• от деятельности.

Угрозы от управления возникают, как понятно, от некачественного управления. Управленцев в России сейчас не готовят. Готовят менеджеров. Готовят по западным методикам, которые в России не работают – не тот менталитет. Многие руководители это понимают, но не понимают сути:

• управленец есть лицо, принимающее обязательное для исполнения решение по любому вопросу, исходя из личной оценки ситуации;

• менеджер есть лицо, принимающее обязательное для исполнения решение по вопросам, входящим в его компетенцию, исходя из установленных для него правил.

Допустим, у вас есть убедительный менеджмент, обложенный сертификатами. Вы сертификатам поверите? Вы в их надежность поверите? До 90 % хищений в России совершается топ-менеджерами – наемным персоналом.

Мне доводилось принимать на руководящую работу лиц, имеющих судимость по нетяжелым статьям. Абсолютное большинство (из тех, кто не скрывал судимость) оказалось лояльными и очень конкретными управленцами.

Какие угрозы?

Прежде всего неосознание угрозы. Как правило, угрозу рейдерской атаки не принимают для себя следующие категории руководителей:

• «красные директора» – старая закалка, слабое владение рыночными категориями, неумение учиться и правильно оценивать ситуацию в целом;

• бизнесмены, использующие «серые» и «черные» схемы бухгалтерского учета;

• преуспевающие предприниматели (особенно владельцы локальных монополий);

• владельцы особо ценных земельных участков или объектов недвижимости (владелец может не догадываться о реальной стоимости владения);

• бизнесмены, которые не сумели договориться между собой (внутренние противоречия – «сахарная косточка» для рейдера);

• одиночки, не имеющие серьезного силового или административного прикрытия.

Угрозы могут исходить и от направления деятельности. Наиболее привлекательные для рейдера отрасли:

• услуги населению (магазины любого профиля, ремонт бытовой техники, парикмахерские, салоны, нотариальные конторы, ЖКХ и др.);

• гостиницы и рестораны (взаимосвязаны, сейчас появилось много мини-гостиниц на трассах);

• производство товаров массового спроса (продукты питания, хлеб и хлебобулочные изделия, линии расфасовки, упаковка, текстиль, одежда, обувь, напитки и т. д.);

• рыболовство и рыбоводство;

• обработка вторсырья (очень перспективное направление, обычно курируется местной ОПГ);

• сельское и лесное хозяйство.

Объекты, осуществляющие индивидуальную интеллектуальную деятельность (адвокатские бюро, архитектурно-проектные организации, учебные центры и т. д.), как правило, интереса для рейдера не представляют.

Есть ли защита?

Сейчас легко найти много полезных советов. Так, судья Арбитражного суда О. В. Смирнов определил девять конкретных постулатов, лежащих в основе построения системы защиты от рейдера. Позиция автора, безусловно, заслуживает внимания, поскольку зачастую атака рейдера начинается (сопровождается) именно попыткой получить судебное решение – и прежде всего в суде. Позволю себе их перечислить в сокращенном варианте.

Постулат первый. Необходимость «правильного» выбора партнеров по бизнесу.

Постулат второй. Учет опасности аутсорсинга.

Постулат третий. Отказ от использования «неконтрактных» отношений.

Постулат четвертый. Учет возможности «нелояльного» поведения наемных менеджеров.

Постулат пятый. Использование выгод от власти закона (если он действует), а не власти государства.

Постулат шестой. Достижение (сохранение) известной триады – финансово-экономической состоятельности, конкурентоспособности и социальной устойчивости предприятия.

Постулат седьмой. Определение принципов построения отношений бизнес-партнеров, противодействующих их превращению в «захватчиков».

Постулат восьмой. Минимизация риска захвата, в частности, путем страхования имущества (бизнеса), а также использования института залога имущества.

Постулат девятый. Получение положительного синергетического эффекта от действий всех заинтересованных лиц в противодействии недружественным поглощениям и захватам.

Особое внимание, на наш взгляд, следует уделить выполнению требований пятого постулата, который можно считать базовым: «Использование выгод от власти закона (если он действует), а не власти государства». Исходя из опыта противодействия рейдерам могу сказать: ни одна система защиты, построенная на гарантиях личных взаимоотношений (уровень не имеет значения), не будет работать. Эффективны только меры, построенные на основе закона, с учетом его особенностей и слабостей. Именно это и обеспечивает преимущество.

Не меньшее внимание следует уделить взаимоотношениям с местной организованной преступностью. Именно взаимоотношениям. Если ваше предприятие представляет интерес для ОПГ (члены ОПГ имеют возможность захвата практически любого бизнеса, расположенного на их территории, используя финансовые и силовые ресурсы ОПГ), то, скорее всего, вы обречены. Автору довелось в середине 1990-х гг. участвовать в разработке одного из организованных преступных сообществ России (ОПС). Один из выводов: преступность в России организована по армейскому принципу Строение ОПС идентично строению основной тактической единицы Вооруженных сил – батальону. Указанные особенности строения и управления во много раз повышают опасность организованной преступности.

Излюбленный метод рейдера – «закошмаривание» объекта атаки. Возможно возбуждение уголовных дел в отношении как самого предпринимателя, так и членов его семьи (с заключением под стражу). Параллельно идет дискредитация руководителя в СМИ (вор, разложенец, наркоман). «Закошмаривание» идет каскадным методом, атака одновременно по нескольким направлениям. Очень возможно применение мер физического насилия (нападение неустановленных преступников, гопников), а также разбойные нападения и грабеж.

Еще одна особенность. Когда рейдер получает отпор, пусть неорганизованный, он теряется. Он даже не сразу верит, что кто-то способен на противодействие. Если отпор организованный и заранее подготовленный, рейдеру становится совсем плохо. Он теряет основное свое оружие – темп. Мелкий, самодеятельный рейдер (бандит по сути) в таких случаях предпочитает отступать, справедливо полагая, что, «стоя под фонарем», он представляет собой хорошую мишень. Серьезный рейдер, отрабатывающий заказ «доброго дядьки», более крепок – война становится позиционной и переходит в судебную и уголовную плоскости. Обе стороны апеллируют к помощи государства. Здесь важно, на чьей стороне государственная власть, прежде всего суды. Если рейдер – государственный рейдер, то все понятно. Редкий судья пойдет на принятие решения, ущемляющего интересы губернатора, прокурора и тому подобных будущих успешных бизнесменов.

Итак, последовательность действий при возникновении чувства дискомфорта видится такой.

Отключите телефон, компьютер, жену и детей. Особенно тещу. Расположитесь в спокойном кресле, откройте любимый напиток и ответьте (без вранья самому себе) на следующие вопросы:

• Меня в бизнесе окружают верные мне люди? Нет ли у них собственной игры? Проверены ли они на прочность и «вшивость»?

• Представляет ли мой бизнес интерес для кого-либо? Для кого? Насколько я владею темой, в которой работаю?

Насколько мой бизнес зависим? От поставщиков, потребителей, «крыши», кредитов, властей, аутсорсеров и т. д.?

• Нарушаю ли я закон? Есть ли «серые» или «черные» схемы? Есть ли векселя, долговые расписки, просроченная задолженность? А может, меня вынуждают нарушать закон?

• Документооборот в организации в порядке? Все соответствует закону?

• Есть ли люди, которых я обидел, предал, не уважил, пренебрег? Где они сейчас?

• Есть ли у меня ресурсы, чтобы принять необходимые меры по защите?

Первые шесть пунктов просты, ответы риторические. Подразумевается наличие хорошей памяти и развитой паранойи. Насчет паранойи: от этой болезни еще никто не умирал, а жизнь и имущество она спасла многим. Общий принцип нормального параноидального восприятия действительности – продать может каждый.

Последний пункт будет творческим. Ресурсы, которые вам в первую очередь потребуются, – это не деньги. Это ваши готовность и решимость отстоять свой бизнес. Упертость, если хотите. Готовность не только отразить атаку – готовность перейти в атаку самому и перенести войну на территорию рейдера. Потом наличие верных и надежных людей или хотя бы одного такого человека, который подхватит и удержит управление, если вас выведут из строя. Бейсбольной битой, к примеру. Само собой, верность человека должна быть мотивирована. Как? Индивидуально, но по-разному. Для кого-то – деньги, но возможна и другая мотивация – личная преданность, например. И этот человек, как и механизм перехвата управления, должен быть абсолютной тайной. Не забывайте о таком эффективном механизме, как дезинформация. Ложная информация, которую вы о себе распространяете, должна быть дозированной, адресной и контролируемой.

Без денег, разумеется, защиту не построить. Рассчитывать надо на дватри года существования в стрессовых условиях и в отсутствии прибыли. Судебные процессы (особенно апелляционные и кассационные инстанции) требуют времени, денег и здоровья. Это основное, чем следует озаботиться при подготовке защиты своего бизнеса.

Далее – технические вопросы. Бизнес можно обременить, заложить, раздробить. Разделить бизнес и управление им по различным юридическим лицам – словом, сделать так, чтобы рейдер не смог нанести удар кулаком. Только растопыренными пальцами. А лучше – чтобы нечего было атаковать.

Но это уже другая история…






Все статьи

Журнал

В следующем номере

  • Минимизируем риски зависимости от ключевых сотрудников
  • Безопасность как функция управления
  • Читать полностью

Контакты

Прямая линия рекламной службы:
+7 (499) 267-40-10, доб. 206
e-mail: reklama@s-director.ru

Отдел подписки:
+7 (499) 277-11-12
+7 (499) 267-40-10
e-mail: podpiska@s-director.ru

Редакция: +7 (499) 267-40-10
e-mail: info@s-director.ru

Поделитесь с друзьями:

Недостаточно средств

Пополнить счет

Если Вы является подписчиком годовой электронной копии журнала, то Вам не нужно покупать статьи в журналах подписного периода.
Доступ к ним осуществляется в Личном кабинете в разделе «Электронные копии статей».
Логин или E-mail
Пароль (Забыли пароль?)
Запомнить
Если Вы ещё не зарегистрированы в системе, Вам необходимо зарегистрироваться
Введите e-Mail:
Sat, 20 Jan 2018 20:06:40


Мегафон. Сервисы для роста продаж