Заказать счет на подписку у менеджера
Поделитесь с друзьями:

"Безопасность GR-деятельности"

С полными текстами всех статей вы можете ознакомиться на страницах журнала

ПАВЕЛ ТОЛСТЫХ,
руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти


Почему речь идет только о крупных компаниях? Потому что, во-первых, GR-технологии очень дороги в реализации и позволить себе их может только организация с серьезными финансовыми возможностями. А во-вторых, насущная необходимость в GR возникает в тот момент, когда компания разрастается до таких размеров, что поведение тех или иных политических институтов конкретно затрагивает экономические интересы компании, ее бизнес, инвестиционные проекты, кадровую работу и так далее. То есть те или иные политические решения реально бьют по бизнесу компании. Кроме того, взаимодействие с органами власти критически важно для тех компаний, чьим крупным клиентом является государство, – предприятия ТЭК, строительные компании, крупные поставщики товаров по госзаказам и т. п. Для реализации задач по минимизации рисков, связанных с государством, как раз и создаются GR-структуры в компаниях.

В своей деятельности GR-менеджеры обычно не пересекаются с сотрудниками подразделений корпоративной безопасности. Эти службы имеют много общего, задачи, которые они решают, часто пересекаются или идут параллельно, однако, в большинстве случаев, GR и СБ – это отдельные подразделения, которые действуют самостоятельно, исходя из собственных задач и целей. Конечно, бывают примеры плотного конструктивного взаимодействия безопасности и GR, но такие случаи – скорее исключение, чем правило. Именно эти условия обособленности создают предпосылки для возможных нескоординированных действий, которые, в свою очередь, могут являться источниками угроз безопасности компании. Директору по безопасности очень важно знать об этих угрозах, чтобы вовремя предотвратить их реализацию, которая может вызвать серьезные негативные последствия. Каковы же эти угрозы?

Прежде чем говорить об угрозах и создаваемых ими рисках, необходимо выделить основные этапы решения той или иной проблемы, модель деятельности специалиста GR. Определив эти этапы, можно увидеть уязвимости в ключевых точках на каждом этапе и постараться нейтрализовать реализацию негативных сценариев.

Сбор информации

Сбор информации происходит по тем же технологиям, которые применяются в корпоративной безопасности и деловой разведке. Рисуется так называемая карта политических стейкхолдеров2 – это ключевые чиновники в разных органах государственной власти, чья деятельность, так или иначе, прямо или косвенно, влияет на компанию, на ее прибыльность. Эти люди могут работать в Администрации Президента, Аппарате Правительства, Госдуме и Совете Федерации, профильных федеральных учреждениях государственной власти и т. д. Другими словами, определяются конкретные персоны и рисуется некая карта, каким образом каждая из этих персон влияет или может оказывать влияние на интересы компании.

На следующем этапе с выделенными стейк-холдерами устанавливается взаимодействие. Это взаимодействие может быть прямым или косвенным, например, через подчиненных сотрудников. Цель этого взаимодействия – сбор информации о том, что вообще происходит вокруг интересующей проблемы – какие политики разрабатываются, какие заключения готовятся и т. п. Это делается для того, чтобы на ранних стадиях, еще до того как информация попадет в СМИ, станет публичной, можно было быстро оценить, какие решения принимаются, и суметь повлиять на эти решения. Как правило, такой сбор информации производится силами GR-департамента, без привлечения других подразделений.

С какими проблемами, с точки зрения безопасности, может столкнуться компания на этом этапе? Несмотря на то что в последние годы наше государство исповедует принципы открытости органов власти (Открытое Правительство, Электронное Правительство и т. п.), при сборе информации GR-специалисты сталкиваются с некоторыми сложностями. Очень много интересующей информации обладает грифом «для служебного пользования» (ДСП). Например, справочник телефонов ведомства может иметь такой гриф, хотя там просто перечислены сотрудники с должностями и телефонами. Конечно, действующее законодательство не предусматривает санкций для тех, кому передается такая информация. Для передающей стороны дело обстоит серьезней – чиновник, который передает информацию с грифом ДСП, скорее всего, будет уволен, если ситуация вскроется. Надо сказать, что за последние годы такие случаи были. Правда, для заинтересованных компаний все закончилось относительно благополучно, и единственными пострадавшими были уволенные чиновники. Но если бы эта информация вышла в публичное поле и стала достоянием СМИ, она могла бы очень негативно повлиять на имидж организации, что для публичной компании означает непременное ухудшение финансовых показателей.

Отдельно следует сказать о рисках, связанных с потенциальным раскрытием гостайны. Такая информация довольно в больших количествах циркулирует, например, в компаниях ТЭК или оборонного комплекса. Раскрытие информации с грифами «Секретно» и «Совершенно секретно» преследуется серьезными статьями Уголовного кодекса, и участие в уголовном процессе с почти гарантированным выходом в публичную область для любой компании означает наличие серьезных имиджевых и финансовых проблем.

В свете вышесказанного работа GR-департамента в целом и работа с информацией в частности должна проводиться при непосредственном участии департамента безопасности. Такое взаимодействие может предотвратить реализацию рисков, с этим связанных.

Влияние

После завершения сбора информации начинается процесс непосредственного влияния на принятие решений. Собственно, информация нужна для того, чтобы на ранней стадии понять отношение стейкхолдеров к интересующей проблеме. Если это отношение в целом противоречит интересам компании, то начинается работа по блокированию принятия решения. В противном случае, когда отношение стейкхолдеров положительное, проводятся мероприятия, способствующие быстрейшему принятию решения без «зависания» в коридорах власти, поскольку, если инициатива требует лоббирования, скорее всего, существует оппонирующая сторона с противоположной точкой зрения и своими GR-ресурсами.

Влияние, в принципе, может осуществляться различными способами. Первый очевидный способ – подкуп. Мы сознательно в этой статье не касаемся такого способа влияния, поскольку к цивилизованному лоббированию такие однозначно криминальные методы GR отношения не имеют. К счастью, прямой подкуп чиновников уходит в прошлое. Можно с уверенностью сказать, что в крупных ФПГ такой метод остался, но встречается все реже. Чем публичнее компания, чем прозрачнее в ней рабочие процедуры и чем более развита корпоративная культура, тем с большей уверенностью можно утверждать, что криминальные способы влияния на политиков в ней не применяются. Этого практически нет в западных компаниях и в компаниях с государственным участием.

Довольно часто встречающийся сейчас способ влияния – притворная или мнимая сделка. Другими словами, когда по документам оплачивается одна услуга, а фактически приобретается другая. Как известно, чиновник или депутат, помимо основной работы, может заниматься тре-мя видами деятельности: научной, преподавательской и творческой. В этой связи, например, чиновник является сотрудником НИИ. Он принимает нужное решение, а деньги переводятся в НИИ за научную работу. Кроме того, в России распространена практика перевода средств в аффилированные с чиновником фонды или компании. Собственно говоря, технология притворных сделок – общемировой тренд. Проблема для правоохранительных органов – доказать в процессуальном плане притворность сделки. Однако нужно понимать, что в России, при наличии желания и определенной воли, получить такие доказательства и возбудить уголовное дело не составляет проблемы.

Несмотря на позитивные сдвиги в сторону цивилизованности этого рынка, необходимо помнить о таких рисках и учитывать их в работе директора по безопасности. Конечно, вряд ли кто-то сможет вспомнить реальные примеры в России, когда притворная сделка в области GR инициировала уголовное преследование. Тем не менее отсутствие прецендентов не говорит о том, что реализация таких угроз невозможна.

Еще одним риском в области влияния является обострение конкурентной борьбы. Такое обострение практически неизбежно, поскольку всегда, у любой инициативы, находятся оппоненты не менее сильные и с не меньшими возможностями, чем у компании – инициатора решения. Это еще одна область работы подразделения безопасности, которая не должна быть обделена вниманием.

Аутсорсинг

Возникает вопрос: могут ли вышеупомянутые риски быть снижены за счет привлечения сторонних GR-специалистов на основе аутсорсинга? Если сравнивать цивилизованный рынок лоббизма, например, в США с российским рынком, то сравнение, конечно, будет не в нашу пользу. В США несколько тысяч консалтинговых фирм, которые занимаются лоббизмом, платят налоги, отчитываются перед государством. В США существует закон о лоббизме, который регулирует деятельность таких фирм. Официальный оборот этого рынка составляет около 3 млрд долл. в год.

В России индустрия лоббизма только начинает складываться, профессиональные GR-специалисты стали появляться у нас в течение последних 5–7 лет. Вместе с представительствами западных GR-компаний, GR-подразделениями юридических и PR-фирм в России можно насчитать всего лишь около десятка специализированных компаний, профессионально занимающихся лоббизмом.

Существование таких компаний – несомненное благо для больших корпораций, поскольку последние вполне могут за счет аутсорсинга минимизировать риски в достаточно непрозрачной и проблемной регуляторной среде. Корпорация-заказчик в данном случае снимает с себя риски работы с документами и потенциальные риски ущерба имиджу. Ведь в данной области не всегда легко обозначить границу, пересекая которую можно оказаться за рамками правового поля, поэтому лучше такую работу поручить специализированной фирме.

С компанией-аутсорсером, как правило, помимо основного контракта, подписывается антикоррупционное соглашение. Эта практика пришла к нам из США, где распространена повсеместно. Антикоррупционное соглашение – это документ, который регулирует ответственность по коррупционным рискам и полностью снимает ее с компании-заказчика. Другими словами, можно получить требуемый результат «под ключ», не опасаясь возникновения проблем в деликатной и не очень прозрачной области деятельности. Еще один плюс в использовании сторонних компаний в области GR – снижение вышеупомянутого риска обострения конкурентной борьбы. При решении серьезных вопросов, когда на карту поставлено очень многое, лучше не вступать в открытое личное противостояние с конкурентами, а довериться в этом вопросе профессионалам.

К сожалению, в России, как уже упоминалось, рынок лоббизма недостаточно развит, однако есть позитивные сдвиги, и можно надеяться, что GR-технологии будут развиваться, что в свою очередь способствует развитию экономики в целом.






Все статьи

Журнал

В следующем номере

  • Договор условного депонирования в гражданском обороте
  • Использование возможностей информационно-аналитических систем   для опровержения обвинений в необоснованной налоговой выгоде (часть 6)
  • Читать полностью

Контакты

Прямая линия рекламной службы:
+7 (499) 267-40-10, доб. 206
e-mail: reklama@s-director.ru

Отдел подписки:
+7 (499) 267-40-10
e-mail: podpiska@s-director.ru

Редакция: +7 (499) 267-40-10
e-mail: info@s-director.ru

Поделитесь с друзьями:

Недостаточно средств

Пополнить счет

Если Вы является подписчиком годовой электронной копии журнала, то Вам не нужно покупать статьи в журналах подписного периода.
Доступ к ним осуществляется в Личном кабинете в разделе «Электронные копии статей».
Логин или E-mail
Пароль (Забыли пароль?)
Запомнить
Если Вы ещё не зарегистрированы в системе, Вам необходимо зарегистрироваться
Введите e-Mail:
Thu, 15 Nov 2018 09:44:54